Размер:
AAA
Цвет: CCC
Изображения Вкл.Выкл.
Обычная версия сайта
Поиск
188652, Ленинградская область, Всеволожский район, деревня Юкки, Ленинградское шоссе, 26
Наш адрес
+7(81370)52142
Приемная

История

На протяжении длительной истории земли Юкковского поселения, раскинувшиеся от Юкковских холмов до Белоострова, и расположенные на них населенные пункты неоднократно меняли свое административное подчинение. В состав Всеволожского района Ленинградской области эти территории вошли в апреле 1954 года, после упразднения Парголовского района и входящего в него Чернореченского сельсовета, административным центом которого являлись Юкки, с 1930-х годов имевшие статус дачного поселка.

В целом история земель, на которых сейчас расположено МО «Юкковское сельское поселение», уходит в глубокую древность. По материалам, полученным в ходе осуществлявшихся в ХХ веке археологических раскопок, можно предполагать, что в этой местности уже во II тысячелетии до нашей эры обитали первобытные люди. Позже, в IX-XIII веках, по этим землям, населенным ижорскими племенами и относившимся к Водской пятине Новгорода, частично проходил так называемый Выборгский тракт – сухопутная часть известного с VIII века пути «из варяг в греки». Дальнейшая история этих мест тесно связана с историей походов варягов на Русь и правлением князя Рюрика, в 862 году ставшего новгородским князем и подарившим обширные населенные земли на юге Карельского перешейка, в том числе и те, где сейчас расположено Юкковское сельское поселение, своему сыну Ингорю, отчего за этой территорией закрепилось название Ингрия или Ингерманландия.

Предшествующие названия и ныне существующих в этих местах селений встречаются на шведских и русских картах XVI-XVIII веков. В «Переписной окладной книге по Новугороду Вотьской пятины за 7008 (1500) год» указано поселение Хабаканка (Осиновая Роща), объединявшее под этим общим названием четыре деревни в шесть дворов; одной из этих деревень, возможно, являлись будущие Юкки. Деревни эти были монастырскими, принадлежали Ореховскому и Рождественскому монастырям и относились к Корбосельскому Воздвиженскому погосту Ладожского уезда.

До начала Северной войны и оккупации Ингрии шведскими войсками практически все деревни ингерманландской земли, в том числе и находившиеся на территории современного Юкковского поселения, были распределены между православными монастырями – так, например, территория вокруг нынешнего Медного озера была приписана к «Николину монастырю», однако существенного влияния на экономическую жизнь разрозненных небольших крестьянских поселений монастыри не оказывали, а «закрепление» за ними территорий осуществлялось главным образом для духовного окормления русских и ижорских крестьян, исповедовавших православие, а также для пропитания самих монахов, периодически навещавших деревни для сбора пожертвований. Памятником тех времен стала находка 1964 года: тогда недалеко от Медного озера обнаружили клад из нескольких сотен монет, отчеканенных во времена Ивана Грозного, который ныне хранится в Русском музее Санкт-Петербурга.

Многолетние русско-шведские военные конфликты крайне отрицательно сказались на экономике этого края. Прибывшие в 1573 году в Водскую пятину Новгорода писцы отметили, что «деревни не паханы и не кошены и запустела та царева волость от немецких людей войны от свейских».

В результате этих войн, вместе со всей Ингерманландией земли нынешнего Юкковского поселения в 1583 году отошли к Швеции. Русские крестьяне столь массово покидали эти территории, что к началу 1600-х годов численность русского населения здесь едва достигала 10%. С целью заселения опустевшего края шведское правительство стало переселять в Ингрию финских крестьян из южной Финляндии. Затем в результате череды русско-шведских военных конфликтов 1595 - 1617 годов эти земли снова отошли к России, что вновь привело к смене этнического состава местного населения. Однако в результате заключения 27 февраля 1617 года Столбовского мирного договора, эта территория вторично была присоединена к Швеции. И, наконец, в течение 1702-08 годов, в ходе ряда жестоких и страшных сражений первых лет Северной войны, которые велись в том числе и в непосредственной близости от Юкков, на землях современных поселков Парголово и Осиновая Роща, и в конечном итоге успешно выигранных на этой территории при царе Петре I, эти земли окончательно закрепились в составе России. Поэтому начало мирного социально-экономического развития этих территорий связано с Петровскими временами.

Из всех населенных пунктов современного Юкковского поселения наиболее интересна история поселков Юкки и Медный завод.

ЮККИ

Поселок расположен на Юкковских холмах близ живописного Токколовского озера, среди высоких вечнозеленых елей и сосен, в 2,5 км от железнодорожной стации Левашово.

Слово «Юкки» несомненно финского происхождения. Известно несколько версий, объясняющих происхождение этого топонима. Одна из них гласит, что поселок назван по имени первого жителя данной местности. По более подробной из легенд, в поселке жили даже братья Юкки, которые летними ночами пасли домашний скот на Чертовой горе на окраине села и в сумерках на ее вершине всегда разводили большой костер, огонь которого был хорошо виден издалека и служил своеобразным ориентиром запоздавшим и заблудившимся путникам.

По другой версии, «Юкки» в переводе с финского означает «бугры, холмы», и действительно, рельеф окрестностей Юкков - это песчаные холмы-камы ледникового происхождения, поросшие вереском, что точно характеризует местный пейзаж. Но самой поэтичной кажется версия, что «Юкки» - это «горный ветер, веющий с поросших вереском холмов».

В XVIII веке, после окончания Северной войны, территория, где ныне расположены Юкки, вошла в состав земель мызы Осиновая Роща. История этой усадьбы началась в петровские времена, когда Петр I в 1710 году подарил обширное, занимавшее тогда территорию до Лемболова к северу и от Лахты на Финском заливе до Ладожского озера владение «Осиновая Роща» генерал-адмиралу Ф.М.Апраксину. После его смерти имение сменило много владельцев, последними из которых стали семьи графа В.В.Левашова и княгини М.В.Вяземской, дочери младшего сына В.В.Левашова. Животные – символы родовых гербов прежних сиятельных владельцев этих земель нашли свое отражение в геральдике современного герба МО «Юкковское сельское поселение»: лев символизирует дворянские роды графов Орловых и Левашовых, а грифон – князей Лопухиных, владевших мызой Осиновая Роща в разное время.

С течением времени земли некогда обширной мызы дробились и меняли владельцев. Последние владельцы Осиновой Рощи развивали свою, изрядно уменьшившуюся по сравнению с первоначальными размерами усадьбу, как место загородного семейного отдыха, а жители окрестных с ней деревень занимались сельским хозяйством и сдачей в аренду летних домиков жителям Санкт-Петербурга.

Деревня Юкки, расположенная близ Осиновой Рощи, уже была обозначена на «Карте окрестностей Петербурга» 1796-1800 годов. Ее название упоминается и в именном указе Павла I, которым в январе 1797 года было пожаловано генерал-майорше А.Ф.Манахтиной «в Санкт-Петербургской губернии мыза Осиновая Роща и деревни Лахта, Юква, Черная речка и другие» - всего 14 деревень.

По данным 1838 года, в окрестностях усадьбы Осиновая Роща упоминаются также «деревня Драничникова - 20 душ, при оной почтовая станция, и деревня Луполова- 117 душ». Обе они принадлежали Екатерине Лопухиной - штатс-даме и светлейшей княгине. Деревня Саржелка в 111 душ населения принадлежала графу-церемониймейстеру Высочайшего двора Андрею и его брату штабс-ротмистру Григорию Шуваловым.

Протекающий неподалеку ручей Дранишник и одноименная деревня Дранишники (бывш. Дранишниково) могли получить свое название от слова «дранка», «дрань». Вероятно, что первые поселенцы активно занимались здесь таким промыслом, как драли лыко. Лесные промыслы, в том числе и дранье ивовой коры, были весьма распространены в то время. Кору драли обычно весной или летом в течение 2-3 недель перед сенокосом, срубая предварительно дерево, реже обдирали прямо на корню. Надранную кору сушили и толкли, и уже в измельченном виде доставляли в Петербург на кожевенные заводы.

Согласно сохранившимся архивным документам, в 1861году «Юкки (Хапкангай) - деревня владельческая при озере безименном и колодцах, дворов - 22, жителей -108. Дранишниково - деревня при ручье безименном, дворов -3, жителей - 19. Лупполово - деревня владельческая, при колодцах, 24 двора, 134 жителя».

1885 год: «Юкки (Хапа-Капкас) - владельческая деревня в составе Парголовской волости при озере Токоловском, дворов - 15, жителей – 96».

По данным 1896 года: «деревня Юкки Юкковского сельского общества Осинорощинской волости. В ней - Осинорощинское волостное правление, земская школа, мелочная лавка, ресторан «Русская Швейцария».

Но уже в 1909 году в Юкках насчитывалось 255 жителей.

В путеводителе последней четверти XIX века сказано, что «деревня Юкки, славящаяся своим живописным расположением, лежит на сухой песчаной почве на 15 сажень выше уровня озера и ее нагорная часть дает то, что не могут дать другие дачные районы Петербурга». В изданиях того времени отмечается как местная достопримечательность «находящиеся по дороге в Юкки развалины крепости, построенной еще во время шведских войн для защиты против шведов, вернее, лишь место, где была крепость со рвом и валом, густо поросшее теперь лесом». Сама же деревня Юкки в конце ХIХ века представляла собой «кучку домиков, расположенных на холме, у подошвы которого среди дремучего леса расположилось озеро с топкими берегами».

В книге «Путеводитель по дачным местностям, водолечебным заведениям и морским купаниям в окрестностях Санкт-Петербурга» (сост. Н.Федоров, СПб, 1889, стр. 44-45) сказано: «В разстоянии одной версты или немного более от Левашевского парка, на довольно холмистой и высокой местности, пересекаемой долинами, расположены, или, лучше сказать, разбросаны по разным холмам небольшими группами, чухонския избы, составляющие селение Юкки; главная деревня находится на очень живописном месте, близ небольшого Юкковского озера, к которому эта возвышенность имеет скат, местами довольно крутой, местами же отлогий. Местность эта привлекает к себе на прогулку массу дачников Парголово, Шувалова и других окрестностей, приезжающих сюда целыми семействами и компаниями. Сюда же приезжает (ежегодно, в июле месяце) проживающая в Петербурге Швейцарская колония для празднования годовщины независимости Швейцарии. Эта живописная местность избрана петербуржскими швейцарцами потому, что напоминает им их родину, почему и прозвана ими «Русскою Швейцариею».

Пунктом для пристани для приезжающих служит теннистый сад при избе одного крестьянина-чухонца, у которого, обыкновенно, останавливаются все приезжающие: в саду имеется крытая беседка и несколько столиков со скамейками. Приезжающие сюда на прогулку, обыкновенно, запасаются разными закусками, так как здесь, кроме чаю и молока, более ничего достать нельзя; бутылка молока стоит здесь 10 коп., кипяток, подаваемый в самоваре -15-20 коп. Близ деревни имеется трактир, в котором вы можете получить чай, вино и закуски.

За проезд в Юкки от станции Парголово и обратно платится 75 копеек, 1 рубль и дороже, смотря по тому, сколько времени пробудете вы в Юкках. Из двух дорог, которые ведут из Парголова в это селение, почему-то предпочитается всегда дальняя дорога и более пыльная, именно через Левашово, тогда как другая дорога, ведущая туда же от 3-го Парголова, именно через Кабловку, почти вдвое короче; она проходит по низменной местности большой речной ложбины. Эта дорога предпочитается отправляющимися в Юкки пешком, тем более, когда кто-нибудь из компании имеет с собой ружье - тогда такая прогулка получает вид отправления на охоту, что в особенности заманчиво для молодых юношей.

Арендаторов-дачевладельцев в Юкках немного, что объясняется удаленностью этого селения от станции железной дороги, а, следовательно, и отсутствием удобного сообщения; дач, отдаваемых в наем, здесь очень мало».

«Юкковские возвышенности, окружающие с юга небольшое, но живописное Токколовское озеро, по своему характеру напоминают возвышенности в Токсове, только сосновый лес здесь очень сильно вырублен. Юкки, Раухала, Мулдала, Порошкино – все эти небольшие чухонские деревушки в окрестностях озера облюбовали дачники, стремящиеся к уединению и тихой жизни. Но в праздничные дни в Юкки приезжает городская публика, берег покрывается купающимися и озеро оглашается веселыми криками».

В «Путеводителе по дачным окрестностям города Санкт-Петербурга на 1905 год» (СПб, книгоиздательство Я.Левенштейн и О.С.Иодко, стр. 43) про Юкки сказано: «В одной версте от Левашевского парка, близ Юкковского озера, представляет из себя группы крестьянских изб с финским населением. Проезд в Юкки от станции совершается на крестьянских лошадях за небольшую плату, цены очень доступны». «Местность живописна, изобилует холмами и долинами», - отмечается в путеводителе.

«Живописнейшее место со знаменитой виллой-гостиницей «Каприз», - говорилось о Юкках в 1909 году в обзоре дачных мест под Петербургом. - Вместо «Взгляни на Неаполь и умри!» можно сказать: «Взгляни на Юкки и живи!»».

Среди незаслуженно позабытых страниц юкковской истории особое место занимает «швейцарская». Мало кому сегодня известно, что именно в Юкках швейцарцы, жившие в Петербурге, каждый год отмечали свой национальный праздник - День независимости Швейцарии, известный также как День конфедерации. Это едва ли не самый старинный из отмечаемых в настоящее время в мире дней независимости. Его установили в память события, которое произошло 1 августа 1291 года, когда три лесных кантона - Унтервальден, Ури и Швиц - объявили о вечном альянсе и союзе.

Непременным атрибутом праздника была традиция зажигать костры на вершинах гор. Она уходит в глубокое средневековье, когда вдоль границ сооружалась цепь сторожевых холмов, на вершинах которых при приближении неприятеля зажигались сигнальные костры. Согласно легенде, эти костры, горевшие на горах между Женевским и Бильским озерами, отпугнули «варваров», пробиравшихся на эту территорию. Увидев блики на мерцающей поверхности воды, они подумали, что оказались на краю земли и что дальше дорога идет прямо в небеса...

«Живописная местность Юкков с ее горами, пригорками, ручейками и озерами избирается петербургскими швейцарцами потому, что она несколько напоминает им родину», - отмечал современник. Подробности одного из швейцарских праздников в Юкках были описаны на страницах «Петербургской газеты» за 1886 год.

В празднике приняло участие около двухсот швейцарцев, проживавших в столице. Рано утром они выехали из Петербурга на поезде с Финляндского вокзала и добрались до станции Левашово. Здесь они пересели в уже ожидавшие их шарабаны и брички и отправились в Юкки, где гостей приветствовал вице-консул Швейцарской республики Конрад Шинц. Военный оркестр играл марш.

«Недавно выстроенная в Юкках гостиница Петрова изукрашена была разноцветными флагами и щитами, - сообщал репортер «Петербургской газеты». - На двух высоких местах водружены были - на одном громадный русский флаг, на другом - такой же величины швейцарский флаг, красный, с белым крестом посредине».

В программе швейцарского праздника особую роль занимало состязание в стрельбе. Как известно, швейцарцы всегда славились меткостью, а народный герой Вильгельм Телль считался искуснейшем стрелком. И до сих пор соревнование по стрельбе - одна из любимых швейцарских традиций. Почти все население, не исключая слабой половины, состоит в разнообразных стрелковых клубах и объединениях.

Вдоволь стреляли швейцарцы и в Юкках - они состязались в стрельбе в цель из ружей «Монтекристо». Затем состоялись скачки на лошадях через барьеры. «И стрельба, и скачки вышли вполне удачными, - говорилось в газетном репортаже. - В той и другой команде оказалось много удальцов».

Для детей, приехавших на праздник вместе с родителями, устроили всевозможные игры. Каждому ребенку надели сумку через плечо, дали в руки по игрушечному самострелу, на головы надели бумажные треуголки. Под звуки оркестра отряд юных швейцарцев под предводительством Конрада Шинца прошел маршем перед взрослыми.

Около четырех часов пополудни на открытой поляне был устроен общий обед, во время которого вице-консул Швейцарии провозгласил тост за здоровье российского государя императора Александра III, всего императорского дома и за процветание Российской империи, столь гостеприимно относящейся к проживающим в ней швейцарским подданным. Тосты были встречены восторженными криками «ура!».

По сообщению газеты, празднество в Юкках затянулось до поздней ночи и окончилось красочным фейерверком. С последним поездом, в двенадцать часов ночи, швейцарцы отправилась обратно в Петербург...

Одним из самых старинных спортивных мероприятий в окрестных лесах Осиновой Рощи, Юкков и Парголово была охота. Охота в этих местах, как один из видов спорта, разрешалась в конце XIX века по билетам охотничьего общества «Осиновая Роща», арендовавшего лесные угодья и собиравшего от продажи билетов до 20 тысяч рублей доходов ежегодно. На охоту в эти места часто приезжали и члены императорской фамилии со свитой. Много записей об охотничьих забавах здесь великих князей Владимира и Алексея Александровичей, Михаила Николаевича и Николая Михайловича оставил в своем «Дневнике государственного секретаря» сопровождавший их А.Половцов. Из его «Дневника» известно, что, кроме пернатой дичи и лосей, трофеями членов царской семьи были также зайцы, рыси, волки, лисы.

Высочайшие особы посещали эти места не только для охоты. Так, из «Дневника» известно, что 14 декабря 1894 года ранним поездом из Петербурга в Парголово в сопровождении гувернера прибыли молодые великие князья Борис и Кирилл Владимировичи. Наняв извозчиков, постоянно стоявших у вокзала, они проехали в Юкки, где на привезенных с собой лыжах катались с гор и вернулись к двухчасовому поезду.

В «Путеводителе по северным окрестностям Ленинграда. Финляндская и Приморская ж.д.» (автор В.Л.Некрасова, Л, 1927 г., стр. 41) сказано: «В Юкках большую часть населения составляли финны. В 1911 году из материала от разобранного в 1906 году старого деревянного парголовского вокзала здесь была построена лютеранская кирха (арх. А.Бранд). Приход насчитывал около 4000 членов».

В 1937 году здание Юкковской лютеранской церкви было переоборудовано под клуб. Здание это сгорело в 1990 году по неустановленной причине.

К началу ХХ века за Юкками прочно закрепилась слава прекрасного дачного поселка. «По холмам, окружающим озеро, мелькали красивые дачки, владельцами которых были в основном немцы – фон Геге (дача разобрана на дрова в середине 1940-х гг.), Однер (эта дача существовала при спуске к озеру еще в 1990-х гг.), Фаберже и другие. Поэт А.А.Блок в одном из своих писем сообщает: «прошли пешком из Левашова в Юкки…». В 1916 году на одной из дач в Юкках, где жили Елизаровы (стоявшей на углу нынешних Озерной и Пионерской улиц), скончалась мать В.И.Ленина - М.А.Ульянова.

По рассказам старожилов, на эстраде юкковского ресторана «Каприз» выступал с концертами известный певец Ф.И.Шаляпин. До наших дней в музее сохранились лыжи, на которых зимой Ф.И.Шаляпин любил кататься по окрестным холмам, так как он был членом известного парголовского клуба любителей лыжного спорта «Полярная звезда». Члены этого клуба отрабатывали элементы катания на горных лыжах и проводили соревнования по этому виду спорта именно на трамплине, устроенном на Юкковских холмах.

В 1918 году в пансионате в Юкках жил поэт В.В.Маяковский. Неподалеку от дачи Фаберже в 1930-х годах жила писательница О.А.Форш. На базе располагавшейся в Юкках школы Академии художеств в 1935 году жил академик А.П.Карпинский, а в 1936 году – художник И.И.Бродский.

В 1905 году в состав Юкковского сельского общества Осинорощинской волости, правление которого находилось в деревне Юкки, входили населенные пункты Дранишниково, Дыбун, Сертолово, Черная Речка (Алосари) и Юкки (Хапкангай). В состав Лупполовского сельского общества входили деревни Лупполово и Менцары (Меницары).

В 1917 году Юкки вошли в состав созданного Юкковского сельского совета Осинорощинской волости Петроградского уезда. Центром волости стала деревня Порошкино.

Затем административно-территориальный статус и Юкков, и ближайших к ним деревень неоднократно изменялось.

С февраля 1922 по август 1927 года Юкки числились в составе Парголовской волости Шлиссельбургского (Петроградского, Ленинградского) уезда.

1 августа 1927 г. был создан Парголовский район Ленинградской области - и все окрестные населенные пункты вошли в его состав в качестве поселков Левашовского сельсовета.

Левашовский сельский Совет крестьянских, рабочих и красноармейских депутатов действовал как местный орган государственной власти. Он руководил хозяйственным строительством и культурно-политической жизнью на вверенной ему территории, а также деятельностью подчиненных ему органов управления, устанавливал местный бюджет, обеспечивал охрану общественного порядка и защиту прав граждан. Исполнительным и распорядительным органом сельсовета являлся избираемый им исполнительный комитет.

Для помощи в своей работе и в целях вовлечения населения в практическую деятельность по управлению общественно-хозяйственной жизнью сельсовет образовывал постоянные комиссии по основным отраслям хозяйственного и культурного строительства, которые подчинялись исполкому. В состав территории, управляемой Левашовским сельсоветом, входило несколько населенных пунктов, а центром являлся поселок Левашово.

В 1929 г. Юкковскому и Лупполовскому сельским советам были присвоены статусы национальных финских сельсоветов. В состав Юкковского национального финского сельсовета Пригородного района (образованного в августе 1930 года из Ленинского и Парголовского районов области), кроме поселка Юкки, входили также деревни Мендсары, Первое Порошкино и Раухалово.

По официальным данным, в 1929 году в Юкковском сельском совете Парголовского района проживало 1234 финна, 155 русских и 15 представителей других национальностей.

В мае 1930 года населенные пункты Левашово и Юкки получили статус дачных поселков.

В августе 1934 года постановлением Президиума ВЦИК Юкковский сельсовет был ликвидирован, а его населенные пункты - дачный поселок Юкки, деревни Мендсары, Порошкино и Раухолово - переданы в состав Левашовского сельского совета.

4 мая 1959 года поселок Левашово был отнесен к категории рабочих поселков, и в его черту был включен поселок Осиновая Роща. Всей остальной территории бывшего Левашовского сельсовета было присвоено наименование Чернореченский сельский совет.

Интересно, что, несмотря на название, центральным поселком управляемой Чернореченским советом территории являлся поселок Юкки! Кроме него, в состав Чернореченского сельсовета входили населенные пункты Дранишники, Лупполово, Медный завод, Сарженка, Черная речка, Старый Белоостров, Ольгино, Сертолово, Мендсары и Порошкино.

3 апреля 1954 года Парголовский район был окончательно упразднен, а Чернореченский сельсовет вместе со всеми населенными пунктами был передан во Всеволожский район.

После 1917 г. в бывшей усадьбе «Осиновая Роща» была создана сельскохозяйственная школа, а затем размещалась воинская часть, с 1990 г. - база отдыха института "Электрон". Усадебный дом сгорел 4 апреля 1991 г.

Территориальная близость к Осиновой Роще во многом определила и судьбу Юкков. В годы Великой Отечественной войны из Юкков по Дороге жизни было эвакуировано практически все мирное население, а на территории деревни располагались войска противовоздушной обороны 23-й армии, защищавшие блокадный Ленинград от воздушных налетов, и было развернуто несколько военные госпиталей. Сразу после войны на границе поселков Юкки и Осиновая Роща были военные склады воинской части, где в последние военные годы было налажено производство снарядов и мин.

После суровых военных годах в деревне Юкки остались два воинских мемориала, на которых захоронены погибшие воины.

Заселение Юкков в первые послевоенные годы производилось очень активно, в основном семьями военнослужащих и демобилизуемых из армии солдат. По воспоминаниям старожилов, лесные насаждения вокруг Юкков в это время были очень редкими. Домов не хватало и, поскольку строить их было не из чего, - многие новые жители перевозили в Юкки разобранные деревянные дома из Псковской и Новгородской областей – и собирали их заново на новом месте жительства. Так в Юкках появились здания, по облику характерные для деревень севера России.

После войны в деревне было вновь организовано отделение совхоза, где разводили коров и выращивали овощные культуры. Сразу после войны в Юкках была вновь открыта начальная школа, а в 1950 году организована специальная школа-интернат для глухих и слабослышащих детей.

В советское время в Юкках были также обустроены многочисленные летние базы отдыха и пансионаты различных предприятий и учреждений Ленинграда, а также летние дачи детских садов и пионерские лагеря. Работала база отдыха Академии художеств, зимой принимающая лыжников. В 1950-60-е годы поселок стал одним из излюбленных мест проведения различных спортивных состязаний для ленинградских спорсменов, здесь имелся лыжный трамплин с искусственным покрытием и один из лучших в стране мототреков, на котором проводились чемпионаты мира и Советского Союза по мотокроссу.

В настоящее время популярными видами активного отдыха в Юкках по-прежнему являются лыжные гонки, плавание, велоспорт, теннис, футбол, волейбол, спортивное ориентирование. При содействии Совета депутатов и администрации МО в Юкковском сельском поселения регулярно проводятся различные спортивные соревнования, в которых с удовольствием принимают участие спортсмены из многих населенных пунктов Всеволожского района и Ленинградской области и города Санкт-Петербурга.

МЕДНЫЙ ЗАВОД

Официально озеро, на берегу которого стоит деревня, носит название Меднозаводской разлив, а сама деревня - Медный завод. Сейчас никакого завода нет и в помине, не знают о нём и старожилы, да и старожилов-то как таковых не осталось. Ведь с 1937 по 1954 год здесь вообще никто не жил. А между тем история этих мест очень любопытна.

Активизация общественной жизни началась здесь фактически лишь при Петре Первом. Хотя ещё в XV веке на всём Карельском перешейке здесь жило финно-угорское население, но самого Медного озера тогда ещё не существовало.

В 1719 году Петр I отдал эти земли - мызу Лахта и мызу Осиновая Роща - будущему Сестрорецкому ружейному и пороховому заводу, задумав построить комплекс «ружейных и прочих мануфактур» на северном берегу реки Сестры, после впадения в нее реки Черной. В общей сложности в концу 1720 года около 70 тысяч гектаров лесных угодий в границах «от мызы Лахта вверх по речке Каменка и от Лахты до Черной речки по край моря до большой старой Выборгской дороги» были отведены под нужды оружейного завода.

Начальником нового строительства был поставлен голландец Вильям Иванович Генин, в то время – уже полковник артиллерии.

Георг Вильгельм де Геннин родился в Нижней Саксонии 11(21) октября 1665 года. В России сам он себя называл Виллим Иванович Геннин. На русскую службу поступил в 1697 году, по приглашению одного из ближайших сподвижников Петра I - Франца Яковлевича Лефорта, сообщив о себе: «с юности своей научен и ныне основательно разумею архитектуру гражданскую, домов строение, делание всяких потешных огнестрельных вещей, японской олифой крашеные соломой изображения преизрядно на бумаге вырезать и прочие хитрости».

Геннин участвовал в Северной войне в качестве артиллериста и инженера-фортификатора, отличился в боях при взятии ВыборгаКексгольмаГангута, показав незаурядные таланты военного специалиста.

В 1712 году началась его карьера инженера. Он достраивал Литейный двор и Пороховые заводы в Санкт-Петербурге. С 1713 года Геннин был назначен комендантом Олонецких заводов и начальником Петровских, Повенецких, Конгеозерских заводов, которые под его руководством стали крупнейшим промышленным комплексом по производству вооружения в России. После годовой поездки по Германии, Франции, Голландии и Англии Геннин, по-видимому, впервые в России, вводит на своих заводах машинное производство. Таким же машинно-оснащенным планировался и Сестрорецкий завод.

К строительству Сестрорецкого оружейного завода приступили в середине июня 1721 года. Петр I часто посещал завод и внимательно следил за ходом строительства. В 1722 году при оружейном был построен пороховой завод, а через два года, 27 января 1724 года, в присутствии Петра I и большого числа приглашенных лиц, состоялось открытие предприятия. 11 февраля 1724 года завод был передан в ведение Адмиралтейства.

Поскольку все машины, действовавшие на Сестрорецком заводе, приводились в движение водой, то в связи с недостатком воды для нужд завода в период с 1723 по 1863 годы на реках Черной и Сестре был создан каскад водохранилищ: Меднозаводское, в Дранишниках и в Графской (ныне Песочный), первые два из которых сохранились до настоящего времени.

Для того, чтобы поставлять сырьё для изготовления оружия на завод в Сестрорецке, были также построены Чернорецкий завод, который выплавлял чугун и сталь из болотной железной руды, и Медный завод, на котором, по некоторым данным, переплавляли сломанные и захваченные в бою орудия и пушки. Медный завод был устроен на берегу Чёрной речки - так с помощью запруды создали новое искусственное озеро, Меднозаводской разлив.

Сестрорецкий оружейный завод по своей технической оснащенности был в то время одним из лучших в России, а по количеству занятых в производстве рабочих превосходил многие крупные российские мануфактуры: в 1727 году учеников и работных людей здесь насчитывалось 683 человека. Кроме того, для заготовки леса и доставки его к заводу были приписаны крестьяне близлежащих деревень Выборгской губернии.

После смерти Петра I высокая стоимость сестрорецкого оружия привела, согласно указу Адмиралтейств-коллегий от 1 мая 1727 года, к прекращению его изготовления. Сестрорецкий завод, переориентированный на выпуск разнообразных мелких хозяйственных изделий, постепенно приходил в упадок, а вместе с ним – и окрестные производства, в том числе и Медный завод. В 1732 году последовал указ о присоединении Сестрорецкого порохового завода к Охтинским и переводе оружейного завода – в «безубыточное и удобное место».

Однако начавшаяся в 1735 году русско-турецкая война снова потребовала увеличения выпуска оружия – и правительство решило завод не закрывать. С 1728 года железную руду начали добывать на окрестных рудниках – и лучшим из всех найденных оказался рудник на Дыбун-болоте, на Черной речке при Медно-заводском разливе. Тогда же, в 17365 году, вдоль Выборгского шоссе появились Чернореченский, или Чернорецкий (у деревни Чёрная Речка), и Медный заводы, которые впоследствии стали металлургической базой для Сестрорецкого оружейного завода. В это же время окончательно закрепилось и название деревни – Медный завод.

При Екатерине II судьба Сестрорецкого завода и окрестных вспомогательных его производств складывалась неблагоприятно. Земли, отведенные заводу, стали понемногу дробиться, переходя из одних рук в другие. Екатерина Вторая передаривала наделы то одному своему фавориту, то другому. Кроме того, после пожалования Екатериной в 1766 году мызы Лахты своему фавориту графу Григорию Григорьевичу Орлову завод лишился большой части своего основного богатства – лесов, прекрасного топливного и строительного материала, а также приписных крестьян (осталось всего 200 человек). В 1777 году последняя опора оружейного детища Петра – Чернореченские заводы, которые, по отзывам современников, продолжали выплавлять чугун и сталь высокого качества, были подарены Екатериной II вместе с мызой Осиновой рощей и всеми близлежащими лесами графу Григорию Александровичу Потемкину.

Постепенно гигантские поместья-мызы делились на усадьбы. В 1774-1779 годах землю в районе Белоострова в размере 62 десятин 1931 квадратной сажени получил купец Василий Елизарович Ольхин, выходец с Урала. Он стал основателем большого петербургского клана, в котором были фабриканты, общественные и военные деятели. Наследником этих земель, и в том числе Медного завода с прилегающим поселением для рабочих, стал сын Василия Елизаровича, фабрикант Александр Васильевич Ольхин. Ему также принадлежали два дома на Васильевском острове и писчебумажная фабрика в Александровской слободе (будущем Белоострове).

Примечательно, что, по некоторым данным, фабрика работала на воде, поступающей из искусственно устроенных водохранилищ с искусственными шлюзами на Каллеловском разливе и Пасторском озере по ручьям, соединяющимся в районе деревни Камушки, далее по рекам к Старому Белоострову и ниже. Бумажная фабрика Ольхиных выпускала лучшую по качеству бумагу в России и по сходной цене. За развитие бумажного производства владельцы фабрики неоднократно высочайшим повелением награждались орденами и придворными чинами, поскольку в то время качественная бумага привозилась из-за границы и была очень дорогая. Налаженная ими система водоснабжения фабрик в Белоострове сохранилась до 20-х годов прошлого века, а остатки шлюзов на Пасторском озере опытные краеведы легко опознают и в наши дни.

Что же касается медного завода, то к середине XIX века он стал «медирасковочным, чугуноплавильным и железопрокатным». В 1864-1865 годах там трудилось 320 рабочих, а выработка была от 8 до 9 тысяч изделий в год. В последующие годы количество рабочих постепенно уменьшалось. К концу XIX столетия медный завод и вовсе прекратил своё существование. Сложно сказать почему - возможно, не хватало денег на переоборудование и развитие, возможно, некому было им заниматься. Однако селение Медный завод осталось. По переписи 1896 года, в деревне Медирасковочного сельского общества Белоостровской волости «в одной версте от Выборгского шоссе при озере Медницком» значилось 48 дворов, 110 мужчин и 111 женщин, также там находилась усадьба помещика генерал-майора Александра Николаевича Ольхина, земская подвижная народная школа и мелочная лавка. Рядом имелись два выселка из деревни, один на 2 двора, где жило 5 человек, а другой, по Выборгскому шоссе, - на 19 дворов, там было 88 человек населения и постоялый двор с продажей крепких напитков.

В XIX веке основное население заводского посёлка составляли финны-ингерманландцы. Жители этих мест традиционно зарабатывали возкой дров и тёса, а также молочным промыслом, при деревне кроме того имелся небольшой Смоляной завод - дом для выгонки смолы. А.Н. Ольхин, хозяин деревни Медный завод, в это время владел четырьмя участками земли общей площадью 10599 десятин, другим же потомкам Ольхина принадлежали также Лесная дача, мыза Ристикиви и село Александровка - это ещё около 13 тысяч десятин земли.

История XX века в этих местах тесно связана с Карельским укрепрайоном (КаУР), фортификационные сооружения которого были выстроены в южной части Карельского перешейка по линии Сестрорецк — Белоостров — Медный завод — Лемболово — Катумы — Никулясы. Остатки этих сооружений еще сегодня можно легко обнаружить буквально в нескольких сотнях метрах от Медного озера, поднявшись на возвышенность за карьером, - там сохранился дот под названием «Алмаз», в котором даже стоят пушки с обрезанными стволами.Далее можно обнаружить ещё два дота и остатки противотанковых заграждений.

В конце в конце 20-х гг. в СССР приступили к строительству укрепленных районов (УР) для защиты крупных политических и промышленных центров, расположенных неподалеку от границы. КаУР был призван защитить Ленинград, находившийся в 30-50 км от границы с враждебно тогда настроенной Финляндией. В Штабе РККА объективно оценивали силы финской армии и понимали, что Финляндия сама по себе не представляет для СССР серьезной опасности, однако реальной была перспектива использования финской территории одной из великих держав, сначала Англией и Францией, а после 1933 года - и Германией. Впрочем, финское военное руководство, особенно после 1925 года, тоже вынашивало планы войны против СССР «с упором прежде всего на наступление». Приказ о начале строительства КаУРа был подписан К. Е. Ворошиловым 19 марта 1928 года, а как воинская часть он был сформирован в 1930 году. Примерно в эти же годы из зоны создания укрепрайона на Медном озере были окончательно изгнаны немногочисленные уцелевшие в ходе революции и гражданской войны местные финны-ингерманландцы.

КаУР состоял из двух оборонительных полос и предполья. Главная и тыловая оборонительные полосы состояли из цепи батальонных районов обороны, имевших от 3 до 5 км по фронту и от 2 до 3 км в глубину. Интервалы между районами простреливались пулеметно-артиллерийским огнем и могли достигать 5 км. Батальонные районы обороны обычно перекрывали 1-2 дороги, их размещали так, чтобы промежутки между ними были труднодоступны, заболочены или заняты озерами. В главную оборонительную полосу КаУРа входило 10 таких районов: от Сестрорецкого на берегу Финского залива до Никулясского на берегу Ладоги. В каждый батальонный район обороны входило 10 - 15 пулеметных и 1 - 3 артиллерийских долговременных огневых точки (дот), которые иначе еще называли капонирами.

Боевое крещение КаУРа было связано с событиями Зимней войны, начавшейся 30 ноября 1939 г. Подразделения укрепрайона вместе с пограничниками приняли участие в захвате финских кордонов на границе. По некоторым сведениям, 73-я и 74-я отдельные элетротехнические роты, входившие в состав КаУРа, в тот же день нанесли “электроудар” по телефонным и телеграфным линиям финнов, подключив их к советской сети высокого напряжения. В результате была выведена из строя финская гражданская сеть связи на всем Карельском перешейке.

После изменения линии границы по мирному договору 11 марта 1940 года КаУР потерял, как казалось, свое значение. Его доты были законсервированы, войсковые подразделения свёрнуты в пулеметные роты, орудия и пулеметы, снятые с КаУРа были использованы для вооружения Выборгского укрепрайона, который был сооружен в 1940-41 годах.

Со вступлением Финлянлии во вторую мировую войну на стороне фашистской Германии, вновь возникла угроза Ленинграду с севера, и на КаУРе начались работы по установке вооружения и постройке дополнительных сооружений. В годы войны эта советская линия укреплений сыграла значительную роль во время блокады, обороняя город от нашествия финских войск. КаУР может по праву считаться северным щитом Ленинграда.

Со временем стало очевидно, что финские войска не стремились к прорыву КаУРа любой ценой. Кстати, в начале августа 1941 года финны предпочли не штурмовать Выборгский укрепрайон, а обойти его. К тому же в 1941-1942 годах у финского командования оставалась надежда на то, что хорошо вооружённые и многочисленные, по сравнению с финскими, немецкие войска возьмут Ленинград с южной стороны, где не было построено до войны долговременных укреплений. Поэтому финны попытались нанести удар на наиболее многообещающем, с точки зрения дальнейшего продвижения, направлении – у Белоострова. Когда стало ясно, что лёгкого успеха добиться им не удастся, финны прекратили наступление. Таким образом, КаУР в годы Великой Отечественной войны не подвергся испытанию серьёзной попыткой прорыва. Однако можно утверждать, что он одним фактом своего существования сдержал наступление финнов.

В послевоенные годы крупного строительства на КаУРе не велось. В 1950-1955 годах провели лишь модернизацию оборудования и вооружения, а в начале 60-х годов сооружения КаУРа были законсервированы, а пулемёты и затворные клинья с пушек сняты.

Поселок Медное озеро использовался в основном военными, а близ него было устроено артиллерийское стрельбище. К началу 2000-х годов в поселке официально значилось немногим более 30 местных жителей. Зато на территории вокруг озера имеются несколько садоводств и дачных поселков. Конечно, эти места расцветают летом. Сюда устремляются дачники, садоводы, а также любители пикников, шашлыков, купания, рыбной ловли, катания на лодках, серфинга и прочих способов отдыха на природе. Тёмная, торфянистая, но чистая вода Медного озера, несколько песчаных пляжей, мелководье у берега и глубоководность в русле реки, а также близость к городу делают озеро идеальным местом для выезда на природу после трудовой недели. Озеро имеет около полутора километров в поперечнике, и его поверхность усеяна живописными островками, поросшими зеленью.

Дальнейшая судьба этого прекрасного уголка природы может быть связана с развитием дачного строительства, коттеджных поселков и учреждений для отдыха и туризма, которые могли бы работать круглогодично.

ЮККОВСКОЕ СЕЛЬСКОЕ ПОСЕЛЕНИЕ В СОСТАВЕ ТЕРРИТОРИИ ВСЕВОЛОЖСКОГО РАЙОНА ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ

Официальной датой образования Всеволожского района считается 19 августа 1936 года, однако в современном виде территория района оформилась не сразу – этому событию предшествовали различные организационные мероприятия, начавшиеся на 18 лет раньше, со времен образования так называемой Всеволожской волости.

Далеко не сразу вошли в состав района и населенные пункты, ныне входящие в состав муниципального образования, полное официальное название которого – МО «Юкковское сельское поселение» Всеволожского района Ленинградской области.

После Октябрьской революции 1917 года судьба этих мест в ХХ веке сложилась весьма насыщенной и драматичной, в наши дни уже очень трудно отыскать очевидцев тех событий. Но давайте попробуем хотя бы бегло перелистать страницы истории и нашего района, а вместе с ним - и нашего поселения.

Всеволожская волость с административным центром, располагавшимся в поселке Всеволожский, отделилась от так называемой Рябовской волости и вошла в состав Шлиссельбургского уезда Петроградской губернии в феврале 1918 года. Однако год спустя волость была ликвидирована, и вместо нее был образован Всеволожский поселковый совет, вернувшийся в прежнее административное подчинение - в состав Рябовской волости Шлиссельбургского уезда.

В 1923 году произошло объединение Шлиссельбургского и Петроградского уездов в единый Петроградский уезд Петроградской губернии, которые в которые в декабре 1924 года были переименованы, соответственно, в Ленинградский уезд и Ленинградскую губернию. Из его состава на территории нынешнего Всеволожского района, полностью или частично, располагались волости: Рябовская, Ленинская, Токсовская, Матокская, Вартемягская, Парголовская, Сестрорецкая и Куйвозовская.

В 1924 году Петроградский уезд был переименован в Ленинградский уезд, который просуществовал до 1927 года.

С 1 августа 1927 года Ленинградская губерния стала называться Ленинградской областью – и ее территория была поделена на округа, районы и сельские советы. Всеволожский сельский совет вошел в состав Ленинского района Ленинградского округа, а с 23 июля 1930 года, после ликвидации округов, – в состав района с таким же названием Ленинградской области.

Необходимо отметить, что с 1917 по 1927 годы на территории современного Всеволожского района, появилось и исчезло путём слияния или разделения, довольно большое количество волостей. Среди них: Белоостровская (Красноостровская), Вартемякская, Всеволожская, Ириновская, Колтушская, Коркиомягская, Куйвозовская, Ленинградская, Ленинская, Лемболовская, Муринская, Матокская, Новосаратовская, Овцынская, Оккервильская, Осинорощинская, Полюстровская, Рябовская, Токсовская.

В 1927 году на территории современного Всеволожского района были образованы три района:

- Ленинский с райцентром в посёлке Всеволожский,

- Парголовский

- и Куйвозовский финский национальный район.

В состав Ленинского район Ленинградской области вошли такие территории будущего Всеволожского района, как поселок Дубровка, Вагановский, Всеволожский, Выборгско-Дубровский, Колтушский, Каннистский, Куйворовский (в 1934 году вошел в состав Колтушского), Манушкинский, Мягловский, Пороховской, Романовский, Румболовский, Чернореченский, Щегловский и Яблоновский сельсоветы. 19 августа 1930 года территории всех этих сельсоветов вошли в состав вновь образованного Ленинградского Пригородного района.

Населенные пункты современного Юкковского поселения, относившиеся тогда к юрисдикции Лупполовского и Юкковского сельсоветов, оказались в составе Парголовского района.

Постановлением Президиума ВЦИК от 10 октября1930 года Парголовский район был упразднен, и в феврале 1931 года из его территорий были переданы:

- в состав Ленинградского Пригородного района — Александровский, Владимиро-Горский, Графско-Дибунский, Коломяжский, Красноостровский (финский), Лахтинский, Левашовский, Мертутский, Муринский, Ново-Алокульский, Парголовский, Перво-Парголовский, Ручьёвский, Юкковский (финский) сельсоветы,

- в состав Куйвозовского района — Агалатовский, Калголовский, Капитоловский, Лупполовский (финский), Мистоловский, Скотнинский и Вартемягский сельсоветы.

10 августа 1934 года Графско-Дибунский и Юкковский сельсоветы были ликвидированы, а управляемые ими территории были переданы Левашовскому сельсовету.

Необходимо отметить, что дата образования самого Левашовского сельского Совета точно не установлена. Из сохранившихся документов известно лишь то, что Левашовский сельсовет в августе 1927 года вошел в состав Парголовской волости Ленинградского уезда.

Левашовский сельский Совет крестьянских, рабочих и красноармейских депутатов действовал как местный орган государственной власти. Он руководил хозяйственным строительством и культурно-политической жизнью на вверенной ему территории, а также деятельностью подчиненных ему органов управления, устанавливал местный бюджет, обеспечивал охрану общественного порядка и защиту прав граждан. Исполнительным и распорядительным органом сельсовета являлся избираемый им исполнительный комитет.

Для помощи в своей работе и в целях вовлечения населения в практическую деятельность по управлению общественно-хозяйственной жизнью сельсовет образовывал постоянные комиссии по основным отраслям хозяйственного и культурного строительства, которые подчинялись исполкому. В состав территории, управляемой Левашовским сельсоветом, входило несколько населенных пунктов, а центром являлся поселок Левашово.

Однако 19 августа 1936 года было издано постановление Президиума Леноблисполкома, в соответствии с которым Ленинградский Пригородный район был ликвидирован вообще, а на его территории были организованы 4 новых района:

- Красносельский — с центром в городе Красное Село;

- Слуцкий — с центром в городе Слуцке;

Парголовский — с центром в поселке Парголово (в него вошли сельсоветы: Муринский, Лахтинский, Песоченский, Лисьеносовский, Левашовский, Лесколовский, Парголовский, Токсовский, Вартемякский);

и Всеволожский — с центром в поселке Всеволожская, в который вошли рабочие поселки Дубровка и имени Морозова, и 8 сельсоветов – Вагановский, Всеволожский, Новосаратовский, Островский, Яблоновский, а также Колтушский, Новопустошский и Романовский национальные, в которых даже после репрессий начала 30-х годов по-прежнему была велика доля финского населения.

Таким образом, с 1936 года Левашовский сельсовет опять оказался в границах заново образованного Парголовского района — и в этом виде существовал до 4 мая 1950 года, когда Левашово был отнесен к категории рабочих поселков и в его черту был включен населенный пункт Осиновая Роща, а остальная территория бывшего Левашовского сельсовета была передана в ведение Чернореченского сельского совета.

Интересно, что, несмотря на название, центральным поселком управляемой Чернореченским советом территории стал поселок Юкки! Кроме него, в состав Чернореченского сельсовета входили населенные пункты Дранишники, Лупполово, Медный завод, Сарженка, Черная речка, Старый Белоостров, Ольгино, Сертолово, Мендсары и Порошкино.

Но вернемся к одновременно образованному вместе с Парголовским Всеволожскому району. Именно с даты 19 августа 1936 года – и ведется отсчет официальной истории Всеволожского района. Однако его «официальная столица» возникла лишь два года спустя, когда 27 ноября 1938 года Указом Президиума Верховного Совета РСФСР дачные поселки Всеволожский, Бернгардовка, Рябово, Ильинское и Марьино были объединены в населенный пункт Всеволожск со статусом рабочего поселка.

В 1939 году, под влиянием советско-финской войны, было окончательно отменено деление административных единиц по национальному признаку, и таким образом Лупполовский и Юкковский сельсоветы потеряли свой статус финских. Кроме того, из Колтушского сельсовета был выделен Красногорский сельсовет (с 1959 года – он оказался снова в составе Колтушского), а Романовский сельсовет переименован в Щегловский.

В апреле 1954 года был упразднен Парголовский район, в результате чего ко Всеволожскому району были присоединены Вартемягский, Куйвозовский, Лесколовский, Муринский, Токсовский и Чернореченский сельсоветы.

В 1954 – 1955 годах к Ленинграду из Всеволожского района территориально отошли населенные пункты Новоселки, Александровка, Веселый поселок, Сосновка, Уткина Заводь, пос. им. Сталина.

В 1960 году в черту города Ленинграда из Всеволожского района были переданы населенные пункты Малиновка, Яблоновка, Жерновка, Дача Безобразова, Дача Долгорукова, поселок Жерновского участка совхоза «Выборгский» Яблоновского сельсовета, поселки Нева и Русановка Ново-Саратовского сельсовета. 16 сентября 1960 года Яблоновский сельсовет был переименован в Заневский.

В январе 1963 года район «отдал» городу еще три населенных пункта – деревни Ручьи, Рыбацкая и Новая.

В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 1 февраля 1963 года административный центр района - рабочий поселок Всеволожский был преобразован в город областного подчинения – Всеволожск.

12 января 1965 года Всеволожский сельский район был преобразован во Всеволожский район.

В 2005 году в названии Всеволожского района появилось слово «муниципальный» - в соответствии с законом о местном самоуправлении он стал муниципальным образованием второго уровня. В его состав в настоящее время входят 8 городских и 12 сельских поселений, а численность постоянного населения составляет около 230 тысяч человек.

Всеволожский район занимает обширную территорию, охватывающую большую часть южной зоны Карельского перешейка, простираясь по наибольшему расстоянию с юга на север на 82 км, а с востока на запад – 56 км. Площадь района составляет 294,5 тыс. гектаров.

Восточной границей Всеволожского района является побережье Ладожского озера. С севера наш район граничит с Приозерским районом, с северо-запада – с Выборгским. С юга на протяжении 44 км он ограничен рекой Невой, а с востока – городской чертой города Санкт-Петербурга.